30.06.2022

«Мастерство Некрасова» — фундаментальный труд Корнея Чуковского, относящийся к памятникам советского литературоведения. Монография, над которой Чуковский работал несколько десятилетий, исследует творчество Некрасова и рассказывает о месте поэта в русской литературе.

Отдельной книгой впервые вышла в 1952 году.

В начале 1960-х годов вокруг «Мастерства Некрасова», выдвинутого на Ленинскую премию, развернулась острая полемика, в которую были включены не только литературоведы, но и представители отдела культуры ЦК КПСС.

История создания

Замысел книги, судя по дневниковым записям Чуковского, начал оформляться в конце 1910-х годов. Одна из них датирована 1919 годом: «Вторую ночь не заснул ни на миг — но голова работает отлично — сделал открытие о дактилизации русских слов — и это во многом осветило для меня поэзию Некрасова». Чуть позже Чуковский признался себе, что предстоящая работа кажется ему столь же необходимой, сколь бесперспективной, потому что он не знает в России ни одного человека, которому она была бы интересна.

Первоначальный вариант, названный «Некрасов как художник» и сильно уменьшенный по сравнению с итоговым изданием, увидел свет в 1922 году. Уже тогда мнения литературных критиков разделились: одни отметили у Чуковского «полное незнакомство с наукой о языке», другие оценили кропотливость автора при раскрытии «тайны некрасовской ритмики».

По словам Ирины Лукьяновой, чиновники от литературы воспринимали Чуковского-некрасоведа и Чуковского-сказочника не просто «разными ипостасями одного автора, а совсем разными людьми».

Работа над монографией активизировалась в конце 1940-х годов. Сам автор был недоволен написанным — и в дневниках, и в письмах близким он сообщал, что «не даётся она мне, сколько я ни бьюсь над нею». Даже после получения Ленинской премии Чуковский называл свой труд «не мастерством, а рукоделием».

Содержание

Часть первая. Учителя и предшественники

В первой части автор объясняет, почему в XIX веке наблюдалось противопоставление Некрасова Пушкину — из-за фальсификации литературных образов один из них воспринимался читателями как поэт без роду и племени, а другой считался носителем «богатой словесной культуры».

Глава, посвящённая Некрасову и Гоголю, рассказывает о безусловном пиетете, который поэт испытывал по отношению к автору «Мёртвых душ». Восхищение было столь безмерным, что Некрасов стремился объединить всех писателей, идущих вслед за Гоголем, на страницах большого альманаха, а Николая Васильевича провозгласить главой этой группы и основателем целого направления.

Часть вторая. Мастерство

Вторая часть представляет собой детальный анализ произведений Некрасова. К примеру, проводя исследование поэмы «Железная дорога», Чуковский дотошно изучает черновые варианты, сопоставляет рукописи — прослеживает творческий процесс в живой динамике.

Показывая работу Некрасова над фольклором, автор монографии отмечает, что крестьяне как создатели того или иного стиха не представлялись поэту сплошной массой: его симпатии были только на стороне тех, кто именовался пахарями. Собирая простонародные выражения, Некрасов ценил такие слова, как «мызганье», «расчуркаться», «инжо», «кулехтиться». И хотя не все диалектизмы вошли в некрасовские поэмы, поэт чтил их точность и экспрессивность.

Отдельный раздел монографии посвящён эзоповой речи, которая, пусть даже в виде «единичного внезапного нападения», постоянно применялась Некрасовым в литературных трудах.

Рецензии

Выход в свет «Мастерства Некрасова» широко обсуждался в прессе и вызвал к жизни ряд дискуссий.

Так, появление монографии приветствовал литературовед Юлиан Оксман. В одном из писем Чуковскому он признавался, что читал книгу с карандашом в руках, не пропуская ни строки, не торопясь, «как настоящие любители и знатоки пробуют дорогое вино, оценивая его и на вкус, и на запах, и на цвет».

Писатель и критик Самуил Лурье в предисловии к переписке Чуковского с дочерью назвал «Мастерство Некрасова» потрясающим памятником нечеловеческого труда.

В мае 1953 года в «Литературной газете» была опубликована большая рецензия Анатолия Тарасенкова. Современные авторы по-разному оценивают эту статью: Ирина Лукьянова считает, что она «поражает своей глухотой к рецензируемому тексту» и изобилует штампами; Борис Мельгунов полагает, что большая часть замечаний в «Литературной газете» носила продуктивный характер.

В 1961 году вышла книга доктора филологических наук Владимира Архипова «Поэзия труда и борьбы», автор которой указал Чуковскому на субъективное толкование некоторых литературных фактов и искажение смысла отдельных цитат. Оппоненты Архипова сочли его формулировки «неоправданно резкими».

По мнению Вадима Перельмутера, литературная судьба Некрасова удивительным образом совпадает с судьбой Чуковского: «Я думаю, что Чуковский и взялся за Некрасова, потому что увидел в нём поразительно много своего».

Я имею полное право сказать Вам ещё и ещё раз, что книга Ваша — одна из самых значительных книг, вышедших за последнее тридцатилетие. <…> Она является образцом литературоведческого исследования, она повышает общий культурный уровень читателей, заряжает их любовью к литературе и к науке.

Юлиан Оксман — из письма Корнею Чуковскому

Выдвижение на Ленинскую премию

В 1961 году ленинградские критики выдвинули «Мастерство Некрасова» на Ленинскую премию. Вскоре в комитет по присуждению премий и одновременно в ЦК КПСС были направлены письма за подписью Елены Стасовой и других старых большевиков. Авторы настаивали на снятии кандидатуры Чуковского, «приспособленца, во имя корыстных целей готового пойти на любую сделку с совестью», потому что его книга «принесла не пользу, а вред общественности».

Весной 1962-го сотрудники отдела культуры ЦК КПСС продолжили тему: упомянув о том, что Чуковский уже был удостоен ордена Ленина и ордена Трудового Красного Знамени, составители служебной записки сочли, что можно «ограничиться этими наградами».

Сохранились архивные сведения о том, что комитет по присуждению премий был ознакомлен со всеми поступившими письмами и материалами. Во время тайного голосования за книгу «Мастерство Некрасова» было отдано 70 голосов; против — 23.

Чуковский, узнав о том, что его монография получила Ленинскую премию, «не столько обрадовался, сколько удивился».


Имя:*
E-Mail:
Комментарий: