28.07.2021

Сто девятый псалом — 109-й псалом из книги Псалтирь (в масоретской нумерации — 110-й). Подзаголовок «Псалом Давиду». Известен по латинскому инципиту «Dixit Dominus» (по Вульгате), в церковнославянском переводе — «Рече Господь» (по Елизаветинской Библии). В Западной Европе от Средних веков вплоть до XVIII века Сто девятый псалом — один из самых популярных текстов для григорианских хоралов и композиторской духовной музыки.

Текст

Вульгата

В европейской практике чтения/распева псалма закрепились различные его разбиения на стихи и разбиения каждого стиха — на полустихи. Нижеследующая таблица показывает разночтения в структуре и лексике (выделены курсивом) на примере Liber usualis (редакция литургических текстов, использовавшаяся между Тридентским и Вторым Ватиканским соборами), научного «критического» издания Вульгаты (так называемое Штутгартское издание) и Новой Вульгаты (официальная версия современной католической церкви):

Комментарий

Целостность текста представляет большую источниковедческую проблему. Как следствие, проблематична и семантическая целостность, отсюда, наконец, и многоразличные толкования 109-го псалма. По мнению авторитетного библеиста Ганса-Иоахима Крауса, «ни один псалом не породил столько исследовательских гипотез и дискуссий, сколько 110-й псалом». П.-Г. Ноль, посвятивший музыкальным воплощениям этого (по его словам) «странного, таинственного и загадочного» псалма отдельную главу своей книги, утверждал, что «в нём нет ни одного предложения, которое было бы понятно само по себе».

Традиционно псалом делят на две части — стихи 1—3 (по нумерации стихов в критическом издании) образуют первую часть, стихи 4—7 образуют вторую часть. Центральная мысль первой части — пророческий обет, данный от первого лица сидящему одесную Господа царю Израиля, в том, что тот победит своих врагов. Вторая часть содержит обещание будущих побед царя, который описывается не только как светский, но также как духовный властелин «по чину Мельхиседека».

Особенно проблемным считается первый стих: «Сказал Господь (ивр. ‏יהוה‏‎, Яхве) Господу (ивр. ‏‭ינדא‏‎, Адонай) моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих». Христианская традиция, толкующая Псалом 109 как пророчески мессианский, в качестве первого лица предполагает самого Давида, говорящего о двух лицах Бога. Согласно этой трактовке, герой псалма, о котором пророчествует Давид, не является историческим лицом, поскольку изображается обладающим Божественной природой и свойствами.

Согласно «позитивистскому» толкованию, молитву возносит некое не названное по имени лицо (светское либо духовное) из окружения израильского царя. В такой трактовке первого стиха Бог возвещает Давиду («господину моему») Своё пророчество, в котором царя Израиля как грядущего мессию возводит на трон сам Господь. Дополнительными аргументами в пользу критического толкования псалма как «интронизации» Давида служат упоминаемые в тексте исторические реалии: ящик (лат. scabellum букв. «скамейка»), наполненный костями поверженных врагов (элемент культа, унаследованный евреями от ассирийцев и египтян), ясно засвидетельствованный в иконографии, и «посох силы» (virga virtutis) как символ царской власти.

Ещё одна серьёзная текстологическая и экзегетическая проблема — третий стих. Различие его трактовок обусловлено в том числе и неоднозначностью еврейского оригинала — авторитетный библеист Эрих Ценгер, например, считает третий стих в Масоре «намеренной редакцией» (gezielte Relecture) древнееврейского оригинала. Фраза в Септуагинте ἐκ γαστρὸς πρὸ ἑωσφόρου ἐξεγέννησά σε и соответственно в Вульгате (ex utero ante luciferum genui te) и славянской Библии (букв. «из чрева перед рассветом я породил тебя») толкуется христианами как пророчество об Иисусе Христе. Тот же стих в масоретской редакции (и переводах, основанных на Масоре) — лишь как метафора «новорождённого» царя-мессии. Некоторое представление о значительном различии толкований третьего стиха даёт нижеследующая таблица:

Загадочно и то обстоятельство, что в первом стихе Господь велит будущему царю Израилю сесть справа от себя (в латинской версии: sede a dextris meis), а в шестом стихе (т.е. после интронизации) пересаживается на место справа от него (Dominus a dextris tuis).

Значение последнего стиха (de torrente…) также дискуссионно, поскольку неясно действующее лицо. Некоторые толкователи усматривают в «выпивании из источника» очередной обряд интронизации. В этом случае, однако, нужно признать, что переключение от Бога — действующего лица в стихах 4—6 — к человеку происходит совершенно неожиданно, без какой-либо связки. Согласно православному толкованию, последний стих следует понимать как пророчество о земном унижении («да минует меня чаша сия…» и т. п.) и последующем прославлении через Воскресение Иисуса Христа.

Псалом 109 в музыке

Отдельные стихи псалма использовались в Средние века в качестве текстовой основы григорианских антифонов и респонсориев. Наиболее известен рождественский градуал второго тона «Tecum principium».

Пик композиторского интереса к тексту 109-го псалма приходится на XVII и отчасти XVIII век, что связано с принятым в ту пору пышным оформлением воскресной вечерни. Среди крупнейших композиторов, которые писали на этот текст, К. Монтеверди (трижды, в том числе мотет в составе знаменитой «Вечерни блаженной Девы», 1610), А. Вивальди (RV 594, RV 595, RV 807), Г. Ф. Гендель (HWV 232), В. А. Моцарт (KV 193, KV 321, KV 339). Среди других (по алфавиту) Дж. Азола, А. Банкьери, О. Беневоли, Г. И. Ф. фон Бибер, Д. Букстехуде, М. Р. Делаланд, К. Демантиус, Ф. Кавалли, А. Лотти, Ж. Б. Люлли, Н. Порпора, И. Розенмюллер, Дж. Роветта, А. Скарлатти, М. А. Шарпантье (H.226), И. Г. Шмельцер. На текст Пс. 109 (110) в немецком переводе писал музыку Г. Шютц (сборник «Псалмы Давидовы», SWV 22).


Имя:*
E-Mail:
Комментарий: