» » Ниагарский водопад

02.01.2021

Ниагарский водопад (англ. Niagara Falls /naɪˈæɡrə/, фр. Chutes Niagara) — комплекс водопадов на реке Ниагаре, отделяющий американский штат Нью-Йорк от канадской провинции Онтарио. Ниагарские водопады — это водопад «Подкова» (англ. Horseshoe Falls), иногда ещё называемый «Канадским водопадом» (англ. Canadian Falls), «Американский водопад» (англ. American Falls) и водопад «Фата» (англ. Bridal Veil Falls). Хотя перепад высот и не очень велик, водопады очень широки, и по объёму проходящей через него воды Ниагарский водопад — самый мощный в Северной Америке.

Высота водопадов составляет 53 метра. Подножие Американского водопада заслоняет нагромождение камней, из-за чего его видимая высота — только 21 метр. Ширина Американского водопада — 323 метра, водопада «Подкова» — 792 метра. Объём падающей воды достигает 5700 и более м³/с.

Красота этого чуда природы привлекает множество туристов со всего мира, что способствует процветанию городов, расположенных на берегах водопада — Ниагара-Фолс в штате Нью-Йорк, США и Ниагара-Фолс в провинции Онтарио, Канада. Наиболее красочный вид на водопад открывается с канадского берега. В нескольких сотнях метров ниже по течению от водопада через Ниагару перекинут «Радужный мост» (англ. Rainbow Bridge), открытый для передвижения легкового автотранспорта и пешеходов между двумя странами.

Общие сведения

Водопады падают с высоты 52 метра, хотя «Американский Водопад» имеет высоту свободного падения только 21 метр, опускаясь на груду сваленных камней, образовавшихся в ходе массивного оползня в 1954 году. Ширина большой «Подковы» — 792 метра, а «Американского Водопада» — 323 метра. Совокупный объём воды, проходящий через водопады, составляет в периоды наибольшей активности 5720 м³/с. Летом, когда электростанция забирает большую часть воды, расход падает до 2832 м³/с (90 % которых проходит через водопад «Подкова»), а ночью падает ещё вдвое.

  • Прогулочный теплоход перед водопадом

  • Американский водопад и водопад «Фата» (справа)

  • Линия падения воды водопада «Подкова»

Образование водопада

Формирование суши на территории современных Великих озёр началось более 300 млн лет назад, в конце палеозойской эры. На поверхности оказались несколько слоёв кристаллических осадочных пород, сформированных в разные геологические эпохи из остатков организмов тёплого моря: доломиты, глинистые сланцы, известняки, песчаники. Далее, под воздействием глубинных процессов поверхность Земли начала искривляться, на месте трёх из пяти озёр образовалась котловина, получившая название Мичиганской. Обнажённые горные породы по краям котловины образовали выпуклость и стали разрушаться под воздействием эрозии. Этот процесс шёл неравномерно: одни отложения вымывались быстрее, чем другие, и в результате образовалась так называемая куэста: череда крутых скалистых обрывов в местах соединения горных пластов. Ниагарский уступ, как теперь называют эту куэсту, протянулся на сотни километров по периметру Мичиганской котловины и, в частности, стал одной из причин возникновения Ниагарского водопада.

За длительный промежуток времени климат изменился, и за последние 2 млн лет территория Канады и северной части США многократно покрывалась ледниками. Ледяной панцирь двигался подобно бульдозеру, перемалывая и передвигая камни и почву. Кое-где он углубил и расширил русла рек, создав озёра, а в других местах засыпал их, заставив эти реки прокладывать новые русла. В ходе последнего оледенения 75—11 тыс. лет назад, известного как Висконсинское, появились современные Великие озёра и собственно река Ниагара. На раннем этапе все озёра были объединены в один гигантский водоём, который со временем стал уменьшаться и распадаться на более мелкие. Предшественником современного Онтарио стало крупное Ирокезское озеро, а к югу от него и к северо-востоку от озера Эри образовалось ещё одно, ныне исчезнувшее озеро Тонаванда.

По мере потепления и отступления ледника талая вода из одних водоёмов перетекала в другие, расположенные ниже. Между озёрами Эри и Тонаванда образовался узкий пролив, предшественник современной реки Ниагары. В свою очередь, вода из Тонаванда попадала в Ирокезское озеро, в нескольких местах плавно перетекая из одного водоёма в другой, минуя порог куэсты. Одним из таких водосливов стал Ниагарский водопад, появившийся около 12,3 тыс. лет назад. По мере уменьшения уровня воды перепад высот между водоёмами увеличивался, пока Ирокезское озеро не достигло подножия уступа. Озеро Тонаванда почти полностью исчезло, сохранившись лишь в виде нынешнего нижнего течения Ниагары.

Смещение водопада

Как описано выше, скальный грунт вдоль русла Ниагары состоит из нескольких пластов метаморфических горных пород, сложившихся из спрессованных остатков морских организмов. Непосредственно под тонким, не более полутора метров толщиной, слоем ледникового щебня лежат твёрдые, чрезвычайно устойчивые к эрозии доломиты среднесилурийского возраста (относящиеся к венлокской эпохе). Этот слой занимает большую, около 40 м, часть высоты водопада. Непосредственно под ним находится пласт глинистых сланцев средней толщиной около 18 м, образовавшийся несколько ранее, когда состав морской воды был иным. Сланцы так же, как и доломиты, плохо поддаются воздействию текущей воды. Однако при частых колебаниях температуры воздуха вокруг точки замерзания в них образуются микротрещины, в которые попадает вода и разрушает породу. Нижний слой медленно вымывается, а верхний в виде каменных глыб обрушивается на дно ущелья.

Изначально водопад находился примерно в 11 км ниже по течению Ниагары, между американским городом Льюистон и канадским городом Куинстон. Под воздействием эрозии он значительно сместился в южном направлении, оставив на своём пути глубокие каньоны. Расход воды в Ниагаре неоднократно менялся вследствие изменения гидрологического режима в бассейне Великих озёр. Были периоды, когда образовавшиеся ледниковые дамбы перенаправили воды Гурона напрямую через долины рек Святого Лаврентия или Гудзона, огибая озеро Эри и вытекающую из него Ниагару с севера. В такие периоды объём переносимой воды сокращался, и образованные водопадом каньоны становились более узкими. В какой-то момент Ниагара резко изменила направление движения, совершив поворот под прямым углом в ложбине, известной как «Ниагарский водоворот» (англ. «Niagara Whirlpool»). Учёные полагают, что в этом месте отступающий водопад наткнулся на русло доисторической реки, существовавшей до наступления Висконсинского оледенения — так называемой «реки Святого Давида» (англ. St. David’s River). Ледник засыпал русло водотока обломками горных пород, которые относительно легко размылись под тяжестью падающей воды и изменили направление русла реки Ниагары. Участок каньона, в котором современное русло Ниагары совпадает с руслом древней реки, ныне называется ущельем Святого Давида (англ. St. David’s Gorge).

Около 600 лет назад Ниагарский водопад достиг группы островов, самым крупным из которых оказался Козий. Преграда разделила его на несколько потоков, получивших название «канадского», «американского» водопадов, и водопада «Фата». С начала XX века скорость разрушения сланцевых пород в районе водопада значительно снизилась: если за период с 1842 по 1905 годы водопад перемещался на 80—100 см в год, то ныне сдвигается не более, чем на 30 см за тот же промежуток времени.

Освоение

Коренное население

Археологические раскопки на Ниагарском полуострове свидетельствуют, что первые люди появились в этих местах в 9-ом тысячелетии до н. э. Вдоль реки пролегали торговые тропы, а сами водопады служили местом поклонения, у его подножия ловили рыбу и подбирали туши убитых животных. Художник и писатель Дэвид Кьюсик из племени Тускарора — один из первых коренных американцев, изложивший на бумаге местные легенды и традиции, — утверждал, что в доколониальный период земля в долине Ниагары была территорией частых конфликтов между племенами и несколько раз переходила из одних рук в другие.

Ко времени появления европейцев здесь оседло жили ирокезы из племени Онгиара (Ongiara), которых французский исследователь Самюэль де Шамплен прозвал «нейтралами» за их способность договариваться с соседними племенами. Слово «Onguiaahra» («Ongniaahra» в английской транскрипции), от которого произошло название реки и водопада, впервые встречается в отчёте французского иезуита Шарля Лалльмана о посещении им Новой Франции в 1740 году (см. Реляции иезуитов). Священник в письме рассказывает о «примерно 40 поселениях нейтралов на обоих берегах реки в 40 лигах к югу от страны гуронов», при этом под названием «Onguiaahra» подразумевает наиболее восточное из этих поселений. Современные учёные расходятся в изначальном значении этого слова. По мнению историка, профессора английского языка в Калифорнийском университете в Беркли Джорджа Стюарта, оно переводится как «участок земли, разделённый на две части» (англ. point of land cut in two). Встречаются и другие варианты перевода: «пролив» (англ. the strait), «громоподобная вода» (англ. thundering waters) и т. д. Во времена так называемых «бобровых войн» в середине XVII века нейтралы были истреблены их соседями, стремившимися занять более выгодную нишу торговли пушниной с европейцами. Ко времени активной колонизации Ниагары их место заняли племена сенека и миссиссоги, позднее тускарора.

Широкую известность приобрела легенда об ирокезской девушке Лелавала (Lelawala), на каноэ нырнувшая с обрыва. Согласно одной из версии легенды, активно распространяемой в разнообразных справочниках и путеводителях начиная с первой половины XIX века, она принесла себя в жертву Богу Грома Хинуму (Hinum), жившему в пещере под водопадом «Подкова». Местные жители посылали Богу подарки в виде еды и цветов, чтобы уберечь их от смертей. Когда приношения не помогли, дочь вождя Орлиный-Глаз Лелавала направила свою лодку прямо в пучину водопада. Двое сыновей Хинума подхватили её на лету, и оба влюбились с первого взгляда. Тогда девушка пообещала отдаться тому, кто расскажет ей, как уберечься от смерти. Младший брат поведал, что на дне реки живёт огромная змея, которая раз в год пробирается в деревню и отравляет в ней воду. Однажды Лелавала в виде духа пробралась в деревню и рассказала об этом соплеменникам. Когда змея в очередной раз отправилась на охоту, храбрые воины уже ждали и смертельно ранили её. Вернувшись ни с чем, змея вытянулась вдоль кромки обрыва водопада и сдохла, а Лелавала осталась жить в святилище Бога Грома, превратившись в Деву Тумана (англ. Maid of the Mist).

Ранние исследования

Существуют некоторые разногласия, кто из европейцев первым описал увиденные им водопады. Этот район в начале 1604 года посетил Самюэль де Шамплен. Участники его экспедиции сообщили ему о зрелищных водопадах, которые он и отметил в своём журнале, но воочию никогда не видел. Не сохранилось документальных подтверждений, что на Ниагаре побывал соотечественник и переводчик Шамплена Этьенн Брюле, открывший среди прочего озеро Эри и живший в этих местах среди гуронов вплоть до своей гибели в 1633 году. В 1660 году в Париже был опубликован труд «Некоторые особенности страны гуронов» медика Франсуа Жандрона (François Gendron). Автор книги, некоторое время живший среди индейцев-нейтралов, описывал целебные свойства неких камней или соли, образующихся в пене стремительно падающей воды.

Пер Кальм — первый учёный, исследовавший Ниагарский водопад

Большинство историков, однако, сходятся во мнении, что католический священник Отец Луи Энпен первым из европейцев увидел и описал водопады после путешествия, которое он совершил в составе группы из 16 человек. В XVII веке ни одна французская экспедиция не обходилась без представителя духовенства. По этой причине Энпен, который ранее уже принял участие в аналогичном походе по реке Миссисипи, был назначен сопровождать путешественника Рене де Ла Саля по неизведанным землям Новой Франции. На этот раз предстояло проложить путь из форта Фронтенак (построенного на берегу Онтарио) к озеру Эри, основать там новый форт и построить торговое судно. Осенью 1678 года отряд под началом Доминика де Люсьера (Dominique La Motte de Lucières) отправился на бригантине вдоль берегов Онтарио и 6 декабря вышел к устью Ниагары. Попытка пройти вверх по реке на вёслах оказалась неудачной: мешали пороги и сильное течение. Тогда путешественники высадились на левый (ныне канадский) берег и на снегоступах прошли вдоль реки до её притока Уэлланд, по дороге минуя Ниагарский водопад. На следующее утро они вернулись к водопаду, и какое-то время провели на вершине обрыва.

Описание Энпена на французском языке было впервые опубликовано в Париже в 1683 году в книге «Description de la louisiane». Этот труд вызвал большой интерес в Европе, и выдержал несколько изданий. Текст автора полон явных преувеличений и эмоциональных эпитетов: по его словам, это огромное и страшное явление природы приводило путешественников «в дрожь и ужас». Удивление автора вызвали не только размеры катаракта (его высоту он увеличил в три раза, с настоящих 50 до 150 м), но и местонахождение: в представлении священника, водопады должны ассоциироваться с горным ландшафтом, а не с равниной, как в данном случае. По этой причине художник, изобразивший водопад со слов Энпена, нарисовал гряду горных вершин на горизонте. Аналогичные, полные ужаса представления о водопаде составили и другие французские исследователи XVII — первой половины XVIII века: барон Луи-Арман де Лаонтан (1688) и Пьер-Франсуа де Шарлевуа (1720—1721).

Более адекватный отчёт составил финно-шведский натуралист, ученик Карла Линнея, Пер Кальм во время экспедиции по этим местам в 1750 году. В письме к Бенджамину Франклину (позднее опубликованному в издании «The Gentleman’s Magazine») он изложил собственное отображение увиденного. Назвав Энпена «великим лжецом», Кальм применил систематический подход к описанию, хотя так же, как и его предшественник, был поражён масштабами явления:

Прежде чем вода достигает острова, она течёт медленно в сравнении с тем движением, когда она приближается к острову — здесь её скорость вырастает до самой большой на свете. Вода бежит с удивительной быстротой, прежде чем доходит до водопада; она окрашена в белый цвет и во многих местах поднимает брызги высоко в воздух! Самая большая и мощная плоскодонка в момент перевернулась бы здесь несколько раз. Течение вдоль западного берега острова ещё более быстрое, бурлящее, пенистое и, кажется, быстрее полёта стрелы. При взгляде с кромки водопада вы заметите, что река над ним сильно наклонная, почти как склон холма. В какой-то момент река обрушивается вниз перпендикулярно! Это невероятно удивительно! Вы не можете смотреть на это без страха, на такое огромное количество воды, падающей с удивительной высоты!

Оригинальный текст (англ.) Before the water comes to this island, it runs but slowly, compared with its motion when it approaches the island, where it grows the most rapid water in the World, running with a surprising swiftness before it comes to the Fall; it is quite white, and in many places is thrown high up into the air! The greatest and strongest bateaux would here in a moment be turned over and over. The water that goes down on the west side of the island, is more rapid, in greater abundance, whiter, and seems almost to outdo an arrow in swiftness. When you are at the Fall, and look up the river, you may see, that the river above the Fall is everywhere exceeding steep, almost as the side of a hill. When all this water comes to the very Fall, there it throws itself perpendicular! It is beyond all belief the surprise when you see this! You cannot see it without being quite terrified; to behold so vast a quantity of water falling headlong from a surprising height! — New York Legislative Documents, Vol. 48, 1919 pp.55—56

Учёный с помощью компаса вычислил направление течения реки, дал более аккуратную оценку высоты обрыва и указал источник водотока — Великие озёра. Помимо своей основной задачи, Кальм рассказал об индейцах, множество которых он наблюдал в непосредственной близости от водопада. Примечательной оказалась пересказанная им история о двух коренных жителях, которые в подвыпившем состоянии на каноэ случайно оказались на острове между двумя потоками Ниагары и не могли выбраться на большую землю. Они соорудили лестницу из липовой коры и пытались по ней спуститься к подножию катаракта, однако бурный перекрёстный поток не позволял вплавь добраться до берега. Через несколько дней к отчаявшимся индейцам пришли на помощь их соплеменники, которые выпросили во французском лагере копья с железными наконечниками, и с их помощью вброд перебрались сначала на остров, а потом вместе с оказавшимися в плену товарищами обратно.

Наиболее раннее свидетельство спуска европейцев к основанию катаракта сохранилось в письме французского дипломата и публициста Мишеля-Гийом Жан де Кревкёра, адресованном своему сыну Александру. Автор письма утверждает, в 1785 году вместе со своим другом мистером Хантером посетил Ниагару и дважды спускался на дно глубокого ущелья — на обоих берегах реки. По словам Кревкёра, особенно изнурительным и опасным оказалось второе путешествие, в ходе которого исследователи не только достигли подножия «Подковы», но и оказались в пещере за стеной падающей воды.

Колонизация

Первые постоянные европейские поселения в долине Ниагары возникли после окончания Войны за независимость США. С одной стороны, с образованием государственной границы в Канаду стали эмигрировать лоялисты — сторонники британской короны. С другой, в США стали активно строиться платные дороги, способствующие расселению жителей молодой республики. Важное значение имело принуждение к выселению коренных жителей — индейцев, и не предоставление им гражданских и имущественных прав.

Первым белым человеком, проникнувшем на расположенный между рукавами водопада остров, считается Джон Стедман (John Stedman) — предприниматель, сотрудничавший с британскими войсками во времена индейского «восстания Понтиака» (1763—1766). После занятия англичанами форта Ниагара в устье одноимённой реки в 1759 году Стедман занялся конвоем и транспортировкой грузов через уступ — работой, которой прежде занимались союзники французов ирокезы из племени сенека. Помимо прочего он наловчился переходить реку вброд, сидя верхом на лошади, и какое-то время содержал на острове (в то время называвшийся Айрис-Айленд, англ. Iris Island), домашних коз. Все животные, кроме одного, погибли в чрезвычайно холодную зиму 1779—1780 годов, и в память о них за островом закрепилось другое название — Козий (англ. Goat Island). После окончания Семилетней войны Стедман заявил, что индейцы закрепили за ним право собственности долины реки южнее форта Шлоссер, включая Козий остров и собственно сам Ниагарский водопад. Предприниматель разбил у реки фруктовый сад, построил лесопилку, магазин и таверну. Всю оставшуюся жизнь Стедман пытался официально оформить участок «подаренной» ему и освоенной земли, однако власти Нью-Йорка так и не пошли на встречу, отклонив соответствующий судебный иск и последующую апелляцию.

На левой стороне реки — на территории, непосредственно примыкающей к водопаду «Подкова», британцы в 1786 году устроили лагерь резервистов, получивший название «Chain Reserve». После Гентского мирного договора, положившего конец англо-американской войны, востребованность военного лагеря отпала, и участки земли стали занимать различные коммерсанты, обслуживающие состоятельных и немногочисленных на тот момент путешественников. В 1797 году недалеко от края катаракта была построена таверна, принадлежащая некоему Чарльзу Уилсону (Charles Wilson), а в 1822 году на том же месте воздвигнута первая гостиница «Pavilion Hotel», которой владел Уильям Форсайт (William Forsyth). Вдоль реки протянулась широкая прогулочная тропа, получившая название «The Front». Благодаря лучшей обзорной панораме водопада и присутствию большой скалы Table Rock, в виде карниза нависшей над ущельем, этот променад в дальнейшем стал основным местом паломничества туристов, а также сборищем разнообразных торговцев, авантюристов и жуликов. В 1803 году водопад посетил брат Наполеона Бонапарта Жером со своей невестой Элизабет Патерсон. Одними из первых постояльцев имения Форсайта стали 5-й герцог Ричмонд Чарльз Гордон-Леннокс (1818) и лорд Дальхузи (1819).

На противоположном берегу, оказавшемся в составе США, стал развиваться бизнес иного рода. Хотя здесь также имелись смотровые площадки, основная коммерческая деятельность была направлена на промышленное использование реки. В 1795 году власти штата провели в регионе землемерные работы, а спустя десятилетие один из участников этих работ Огюст Портер выкупил большой участок земли. Вместе со своим братом Питером он построил несколько хозяйственных построек, в том числе мукомольную мельницу, кузницу, верёвочную и кожевенную мастерские. На месте старого французского укрепления, разрушенного англичанами, образовался новый населённый пункт Манчестер, к началу войны насчитывавший более десятка домохозяйств. Посёлок был практически уничтожен в ходе войны 1812 и отстроен заново после её окончания. В настоящее время этот населённый пункт известен как город Ниагара-Фолс.

Расцвет коммерции

Транспортное сообщение

Развитие транспортной инфрастуктуры в XIX веке привело к взрывному всплеску посещаемости водопада. Ранние путешественники тратили только на дорогу массу времени: например, британский писатель и художник Джон Мод (John Maude) добирался сюда из Нью-Йорка в 1800 году около двух месяцев, сидя верхом на лошади. Всего пять лет спустя спикер Генерального совета Массачусетса Тимоти Бигелоу (Timothy Bigelow) потратил на более протяжённый путь из Бостона семнадцать дней, воспользовавшись фургоном и услугами только что построенной платной дороги, берущей начало в Олбани.

В 1825 году началась навигация по новому каналу Эри, связавшему систему Великих озёр с Атлантическим океаном через реку Гудзон. Путешествие по воде стало не только ещё более быстрым (дорога на всём протяжении канала от Олбани до Буффало занимала от 5 до 7 дней), но и комфортным: пассажиры размещались в каютах пакетбота — длинной лодки, которую на берегу тянули запряжённые бечевой лошади. Аналогичным каналу Эри на канадской стороне стал канал Уэлленд, открывший навигацию в 1829 году. На конечной остановке путешественников поджидали паромщики, извозчики и с некоторого времени конки, доставлявшие их прямо к месту назначения. К 1845 году, перед тем как открылось прямое железнодорожное сообщение, ежегодная посещаемость природной достопримечательности достигла порядка 50 тыс., удвоившись только за последние 5 лет.

В первой половине столетия переправа через Ниагару осуществлялась в основном на гребных лодках, что вызывало не только неудобства, но и тормозило торговые отношения между США и Канадой (в 1846 году у подножия «Подковы» для туристов начало курсировать судно на паровой тяге «Maid of the Mist»). Для политиков обеих стран встала задача установить между ними прямое железнодорожное сообщение, для чего требовалась соответствующая постоянная переправа. Представитель законодательного собрания Соединённой Канады Уильям Мерритт предложил возвести висячий мост в самой узкой части Ниагарского каньона, в двух с половиной милях ниже по течению от водопада. Эта задача оказалась нетривиальной: подвесные мосты того времени не отличались прочностью и нередко рушились под воздействием сильного ветра или в результате резонанса. Тем не менее, получив одобрение властей, мостостроительная комиссия наняла для выполнения задачи архитектора Чарльза Эллета, получившего профильное образование в Париже. Лёгкая и изящная одно-уровневая конструкция, получившая название Ниагарского подвесного моста, была представлена архитектором летом 1848 года. Несмотря на первоначальный успех, между комиссией и автором возник конфликт на финансовой почве, в результате которого последний был отстранён от дальнейших работ и уволен.

На место Эллета был нанят другой архитектор — Джон Рёблинг, который сходу отверг творение Эллета как слишком ненадёжное и предложил собственный проект, состоящий из каменных башен-быков, полых стальных балок и густой сети проволочных канатов, придававших конструкции необходимую жёсткость. Тщательные расчёты и интуиция его не обманули: первоначальное строение, использованное Рёблингом лишь как рабочая конструкция, обрушилось в результате шторма в 1854 году. Такая же судьба постигла другие аналогичные сооружения по соседству: висячие мосты Lewiston-Queenston suspention bridge (1850—1854, арх. Эдвард Серелл) и Falls view suspention bridge (1867—1889, арх. Сэмуэль Кифер). Творение Рёблинга, открытое для движения в 1855 году, было двух-уровневым: на нижнем перемещались повозки, на верхнем — поезда и пешеходы. С открытием железнодорожного сообщения приток туристов существенно вырос, а среднее время пребывания на водопаде сократилось до одного — двух дней. В 1897 году мост Рёблинга разобрали и на его месте построили другой арочный, более широкий и современный (ныне это строение известно как Whirlpool Rapids Bridge).

Туризм

Канада

К середине 30-х годов XIX столетия на канадском берегу Ниагары открылось несколько отелей и гостевых домов, хозяева которых не только конкурировали, но и открыто враждовали друг с другом. Один из наиболее выигрышных земельных участков, непосредственно примыкающий к катаракту, достался ветерану войны 1812 года, предпринимателю Уильяму Форсайту. Этот авантюрный бизнесмен, в прошлом занимавшийся контрабандой и отсидевший в тюрьме, стремился монополизировать доступ к лучшим обзорным точкам. Ради этого он перегородил берег высоким забором и стал взимать плату за проход. Одним из нововведений Форсайта стала сооружённая им крытая винтовая лестница, ведущая к подножию катаракта и далее в пещеру за ним. Предприниматель вёл себя достаточно агрессивно: разбирал проложенные другими собственниками дощатые тропы, блокировал работу паромщиков, по некоторым сведениям был причастен к поджогу соседней частной собственности. После череды жалоб и судебных исков в 1833 году он был вынужден уступить свой участок и стоящую на ней шикарную трёхэтажную гостиницу «Pavilion» конкурентам.

В 1835 году началась история ещё одной известной гостиницы «Clifton House», построенной Харманусом Крайслером (Harmanus Crysler) напротив американского водопада. В последующие годы она неоднократно перестраивалась, становилась всё выше и респектабельнее; здесь проводились балы и устраивались пышные вечеринки. Здание было охвачено пожаром дважды — в 1898 и 1932 годах, после чего прекратила своё существование. В 1937 году на месте отеля был создан садово—архитектурный ансамбль «Oakes Garden Theatre», сохранившийся до нашего времени.

К середине XIX века туристическая отрасль стала основной в этом регионе. После окончания Гражданской войны железная дорога New York Central стала рекламировать Ниагарский водопад как центр удовольствий и место свадебных путешествий. На территории военного резерва и части бывших владений Форсайта стихийно образовалась пешеходная зона «The Front» длиной около четверти мили и шириной 300 ярдов. Она совмещала в себе променад с панорамным видом на водопады и торговую площадку, на которой открылись многочисленные таверны, сувенирные магазины и палатки, торгующие всякой всячиной — от «целебной воды» и афганского лазурита до посаженных в клетки диких животных. Здесь толпились фотографы, зазывалы и всякого рода мошенники, выманивающие деньги у неискушённых туристов. Например, одним из известных проходимцев стал некто Сол Дэвис (Saul Davis), державший в 1850-70-х годах гостиницу «Table Rock Hotel», прозванную в издании The Times «пещерой сорока разбойников». Бизнесмен занимался откровенным вымогательством: сначала заманивал посетителей бесплатно полюбоваться на «кипящие ключи» позади отеля у подножия водопада, а затем на выходе под угрозой расправы требовал выкупить предоставленные туристам плащи из клеёнчатой ткани по баснословно дорогой цене.

Другой примечательной фигурой столетия стал англичанин Томас Барнетт (Thomas Barnett), помимо собственного гостиничного бизнеса открывший для посетителей музей естествознания «Niagara Falls Museum». Основавшись здесь в 1831 году, он стал рекламировать «великолепную коллекцию природных и искусственных диковинок», куда помимо прочего вошли около 700 чучел животных размером от колибри до благородного оленя. В дальнейшем музей несколько раз переезжал в более просторные помещения, значительно пополнил свою экспозицию и к середине века стал одной из главных достопримечательностей зоны отдыха. Помимо зоологических экспонатов, в его коллекции были представлены образцы китайского оружия, картины японских художников, щиты воинов тихоокеанских островов и даже мумии египетских фараонов. Страсть к коллекционированию в конечном счёте привела Барнетта к банкротству, и в 1877 году экспозиция музея была распродана на аукционе за долги. В конце XX века около 700 тыс. сохранившихся экспонатов музея выкупил коллекционер Билл Джемисон (Bill Jamieson), отправивший некоторые из них на экспертизу. К удивлению экспертов, многие из предметов, ранее считавшихся подделкой, оказались подлинными, включая считавшуюся утраченной мумию фараона Рамсеса I.

США

Смотровая площадка Terrapin Rocks с одноимённой башней. Снимок 1859 года.

По условиям Гентского мирного договора Козий остров остался в границах США, и местные власти, первоначально планировавшие оборудовать на нём арсенал или тюрьму, выставили землю на торги. Покупателями в 1815 году стали Огюст и Питер Портеры, уже владеющие большим имением на правом берегу Ниагары. Изначально предприниматели планировали использовать остров в основном для постройки мельниц и других промышленных предприятий, использующих энергию воды, и заниматься доставкой произведённых на них товарах вверх и вниз по течению. Однако с открытием канала Эри традиционный транспортный бизнес вдоль реки пришёл в упадок, а туристический поток, наоборот, существенно вырос. Бизнесмены переключились на создание инфрастуктуры для обслуживания путешественников, однако сам остров в течение десятилетий оставался слабо затронутым хозяйственной деятельностью. Английский ботаник сэр Джозеф Гукер, исследовавший местный растительный покров в 1879 году, обнаружил на Козьем острове богатое разнообразие растений — большее, чем на любой другой аналогичной по площади территории в Европе и Америке к западу до гор Сьерра-Невада.

Как и другие предприниматели в округе, Портеры рассматривали свою территорию как объект для извлечения прибыли, однако вместо строительства гостиниц они возвели деревянный мост и за определённую плату открыли остров для публичного посещения, рассматривая его как уголок природы посреди индустриального окружения. Несколько объектов были построены на западной периферии острова, в местах скопления туристов. Так, на группе выступающих их воды камней была оборудована смотровая площадка, получившая название Terrapin Rocks. На большой скале, к которой вели подмостки, в 1833 году возвели каменную постройку цилиндрической формы с лестницей — Terrapin Tower. К обнаруженной за водопадом «Фата» нише, названной «Пещерой ветров» (англ. Cave of the Winds) прорубили каменные ступени, предварительно очистив обрыв от валунов. Позже, в 1858 году ещё несколько мостов провели к группе мелких островков посреди стремнины к югу от Козьего острова; этот «архипелаг» больше известен как Three Sisters Island. Оригинальные сооружения Постеров не сохранились. Башня Terrapin Tower пришла в негодность и была взорвана динамитом в 1873 году, а сама площадка разрушена и отстроена заново в 1980-е годы. Оригинальная «Пещера ветров» после нескольких обвалов и закрытий в 1955 году окончательно уничтожена взрывом.

Одной из заметных фигур в истории Ниагарского водопада XIX века стал бизнесмен Паркхерст Уитни (Parkhurst Whitney). Один из первых жителей Манчестера, он в 1815 году выкупил таверну «Eagle» у некоего Джошуа Фэйрчайлда (Joshua Fairchild). Чтобы заработать за счёт путешественников, он со двора своего хозяйства соорудил лестницу на дно каньона к реке и начал взимать вознаграждение — так же, как на восточном берегу это сделал Уильям Форсайт. Оба предпринимателя объединили усилия и организовали переправу на лодках от одного отеля к другому, таким образом положив традицию водных прогулок у подножия водопада. В 1831 году Уитни приобрёл ещё один отель, только что построенный «Cataract House». Со временем эта гостиница, первоначально задуманная как пристройка к таверне, стала не менее фешенебельной, чем расположенная на левом берегу гостиница «Clifton House»: в обоих были предусмотрены банкетный и танцевальный залы, биллиардная, комната для увеселительных мероприятий, и сад. Постояльцами гостиницы многие известные личности того времени, включая будущего президента Авраама Линкольна (1857). Как и его канадский визави, отель несколько раз перестраивался и в конечном счёте фатально пострадал от разрушительного пожара — в данном случае в 1945 году.

Вдоль обрыва выстроились многочисленные сувенирные и псевдо-антикварные лавки — в этом плане американский берег мало отличался от канадского. К середине века все смотровые площадки были перекрыты заборами, у посетителей не было возможности бесплатно полюбоваться на водопады и пороги. Посетители оставляли внушительные суммы, чтобы обойти все достопримечательности, которые предлагали рекламные брошюры.

Аттракционы и трюки

Владельцы расположенных возле водопада участков земли с самого начала предлагали путешественникам дополнительные услуги и развлечения вроде паромной переправы или купальни. Идея использовать водопад для зрелищного представления была впервые реализована в сентябре 1827 года. Бизнесмены Уильям Форсайт, Джон Браун и Паркхерст Уитни организовали сплав по порогам через водопад «пиратского корабля» — старой озёрной шхуны «Michigan», на борту которой разместили «свирепых зверей»: бизона, двух медведей, двух лисиц, енота, орлана, собаку и пятнадцать гусей. Предприятие оказалось коммерчески успешным: отели были переполнены, посмотреть на крушение собралось, по разным оценкам, от десяти до двадцати тысяч человек. Ещё на порогах не доходя катаракта судно потеряло мачты и разломилось пополам. Бизон и медведи бросились за борт, одного из последних удалось поймать и посадить обратно. После водопада один из гусей выжил, остальные животные погибли.

Спустя два года на берегу объявился первый сорвиголова — двадцатитрёхлетний Сэм Пэтч по прозвищу Янки-Липер (англ. The Yankee Leaper, «прыгающий янки»), к тому времени получивший известность за прыжки с мельничных плотин. Как и в случае с судном «Michigan», бизнесмены организовали заранее разрекламированное шоу, согласно которому молодой человек должен был нырнуть в водопад с высоты в 120—130 футов. Для молодого человека соорудили специальную платформу, которую на верёвках опустили с оконечности Козьего острова. Прыгнувший в пучину Пэтч благополучно добрался до берега, однако спустя несколько дней разбился во время исполнения аналогичного трюка на реке Дженеси неподалёку.

С середины XIX века в моду вошли шоу по пересечению Ниагары по канату. Первым и наиболее известным канатоходцем оказался француз Жан Франсуа Гравле по прозвищу Шарль Блонден (фр. Charles Blondin), давший серию представлений в 1858—1860-х годах. Эквилибрист, переходивший глубокое ущелье Ниагары по туго натянутой верёвке ниже водопада, демонстрировал не только неординарную устойчивость при балансировке, но и обладал артистическими способностями. С каждым новым представлением он демонстрировал всё новые трюки: ходил с завязанными глазами, в мешке и на ходулях, стоял на руках и голове, выполнял сальто, катил тачку, нёс человека на плечах, ложился вдоль каната, готовил и ел омлет. Одним из конкурентов Блондена стал Уильям Хант, известный как «Великий Фарини» («The Great Farini»). Этот шоумен повторил многие трюки Гравле и иногда даже превосходил его. Так, в одной из реприз Хант посередине реки спустился по свисающей с каната верёвке к наблюдающему за представлением пароходом «Maid of the Mist», чокнулся с одним из пассажиров бокалом вина, поднялся обратно и продолжил свой путь на противоположный берег. Хождение по канату оставалось популярным до конца столетия, многие эквилибристы называли себя последователями своего кумира: «американский Блонден», «канадский Блонден», «австралийский Блонден». Была даже женщина по имени Мари Спелтерина (Marie Spelterina), назвавшая себя «Блонден из Блонденов» (англ. out Blondin Blondin).

Летом 1883 года в районе водопада объявился английский капитан Мэтью Вебб — первый человек, переплывший пролив Ла-Манш. Мореплаватель за вознаграждение согласился преодолеть Ниагару в районе подвесного моста — там, где поток проходит через пороги прежде, чем попасть в большой водоворот на повороте реки. Заплыв состоялся 24 июля при большом скоплении народа: на берегах и мосту собрались тысячи людей. Вебб выглядел спокойным и уверенно заявил, что потратит на покорение реки не более трёх часов. Пловец спрыгнул с небольшой рыбацкой лодки и быстро устремился на противоположный берег, время от времени исчезая из виду под водой. Его видели живым около 15 минут прежде, чем он окончательно пропал. Тело пловца обнаружили четыре дня спустя в семи милях ниже по течению. Аутопсия показала, что Вебб потерял сознание от удара волны, которая парализовала нервную и дыхательную системы.

Ледяной затор

Зима 1847—48 годов выдалась необычно холодной, озеро Эри покрылось толстым слоем льда. Ранней весной в верхнем течении Ниагары образовался ледяной затор, образовавший непроходимую плотину. Ранним утром 29 марта обитатели населённых пунктов возле водопада проснулись от непривычной тишины — вместо мощного потока через край уступа стекали тонкие струйки воды и дно реки обнажилось. Там, где накануне бурлила вода, виднелись лишь редкие лужи и огромные валуны, в обычное время скрытые под водой. Причина произошедшего была неясна, в местных церквях заговорили о наступающем конце света. В течение дня на обоих берегах скопились люди, многие бродили по дну и собирали оружие, утраченное в ходе войны 1812 года: штыки, сабли, ружейные стволы, томагавки. Один предприимчивый житель запряг лошадей и принялся вытаскивать некогда застрявшие между камней брёвна. Владельцы парома принялись взрывать крупные и острые обломки скал, угрожающие судоходству. Сутки спустя ветер сменился, и под напором воды дамбу прорвало. Задолго до того, как вода достигла водопада, жители услышали отдалённый грохот, земля задрожала.

Описанный случай — единственный известный, когда водопад полностью пересох вследствие естественных причин. Каждый год на реке образуется ледяная корка, толщина которой увеличивается в сильные затяжные морозы и в сочетании с сосульками со стороны может создать впечатление замёрзшего водопада. До определённого момента местные жители активно пользовались этим «мостом», переходя берега на берег и устраивая на реке гуляния. Зимой 1912 года внезапно тронувшийся лёд стал причиной гибели нескольких человек.

«Свободная Ниагара»

В течение XIX века водопад постепенно терял свою привлекательность — отчасти вследствие превращения правого берега в индустриальный кластер, отчасти из-за активности коммерсантов, старающихся выманить у отдыхающих как можно больше денег. В пример можно привести известную путешественницу Изабеллу Бёрд, которую по её воспоминаниям всюду преследовали назойливые продавцы, зазывалы и пьяные извозчики, не давая возможности уединиться и отдохнуть. Жалоб было так много, что губернатор Онтарио Оливер Моуат в 1873 году учредил специальную комиссию по борьбе с мошенничеством. Присланные на помощь констебли отчасти помогли снизить преступность, но не имели полномочий воспрепятствовать самой коммерческой деятельности. В США многочисленные промышленные постройки загораживали обзор реки, а немногочисленные смотровые площадки были доступны лишь за определённую мзду.

Летом 1869 года на Козьем острове и затем в отеле Cataract House состоялась встреча, которая имела далеко идущие последствия. Ландшафтный архитектор Фредерик Олмстед, архитектор Генри Ричардсон и адвокат из Буффало Уильям Доршеймер (William Dorsheimer) обсудили возможность организации на прилегающий к водопаду территории международной заповедной зоны. Инициатором идеи стал Олмстед, к тому времени уже получивший известность благодаря архитектуре Центрального парка в Нью-Йорке и организации охраняемой зоны в долине Йосемити. Активный защитник природы, Олмстед предложил выступить с ходатайством к властям Нью-Йорка и Онтарио выкупить у собственников их участки и воссоздать на них девственный ландшафт — такой, каким его увидел Луи Энпен. Проект, получивший известность как «Свободная Ниагара» (англ. Free Niagara), долгое время не получал развития: у инициаторов не хватало влияния на органы власти, а публикации в журнале «The Nation» и двухтомнике «Picturesque America» не находили нужного отклика. Спустя 9 лет в 1878 году к инициаторам присоединился художник Фредерик Чёрч, которому, в свою очередь, удалось привлечь на свою сторону наместника британской короны, генерал-губернатора Канады лорда Дафферина. Последний, выступая на собрании Общества художников, объявил о создании совместного с США парка в том виде, в каком его представляли прожектёры. В необходимости создания заповедника удалось убедить и губернатора Нью-Йорка Луциуса Робинсона, однако требовалось соответствующее решение легислатуры штата.

В то время как назначенная парламентом комиссия изучала возможность и стоимость реквизиции, в Нью-Йорке новым главой стал противник реализации идеи Алонсо Корнелл. В Онтарио Моуат хоть и согласился с директивой представителя королевы, однако все расходы возложил на федеральное правительство. Представители кабинета Макдональда в Квебеке и небогатых Приморских провинциях выразили протест: если в США финансированием занимается отдельный штат, то почему в Канаде за природоохранную зону должна расплачиваться вся страна? Столкнувшись с сопротивлением властей, Олмстед организовал коллективное обращение, которое подписали сотни влиятельных людей того времени, в том числе профессор Гарвардского университета Чарльз Нортон, историк Френсис Паркман, основоположник теории эволюции видов Чарлз Дарвин, литераторы Томас Карлейль, Ральф Эмерсон, Генри Лонгфелло, Джон Рёскин, Оливер Холмс и Джон Уиттьер, председатель Верховного суда США Моррисон Уэйт. Ряд писем журналистов Генри Нормана и Джонатана Харрисона в газеты Нью-Йорка и Бостона в значительной степени способствовали изменению общественного мнения.

Ситуацию удалось переломить лишь после новой смены губернатора Нью-Йорка: в начале 1883 года им стал Гровер Кливленд, поклонник движения «Свободная Ниагара». 14 марта того же года легислатура Нью-Йорка проголосовала за законопроект о создании Ниагарского заповедника (англ. Niagara Reservation, ныне парк штата Niagara Falls State Park) на территории Нью-Йорка; ещё один подписанный закон выделил для это необходимые средства. Правительство Онтарио, так и не получив финансирование на более высоком уровне, решило привлечь частный бизнес. Две группы предпринимателей подали заявки на создание и управление общественным парком, свободным от коммерции. Вместе с тем бизнесмены преследовали свои не афишируемые цели, в первую очередь строительство на территории зоны отдыха новой железной дороги и создание соответствующей инфрастуктуры. За обеими группами стояли влиятельные политики, и Оливер Моуат назначил комиссию для выбора одного из двух проектов, таким образом сняв с себя ответственность за принятие решения. Комиссия, возглавляемая польским эмигрантом из Российской империи Казимиром Гзовским, пришла к неожиданному для губернатора выводу: создаваемая зона отдыха площадью 118 акров должна восстановить первоначальный вид, насколько это возможно, и управляться государственной структурой. По замыслу Гзовского, за услуги гида следовало взимать небольшую сумму в бюджет заповедника; в остальном вход должен был быть свободным. Новая зона отдыха, получившая название «Парка королевы Виктории», была провозглашена весной 1887 года и через год в день рождения монарха 24 мая открыта для посетителей. Большую часть строений снесли, на их месте посадили зелёные насаждения. Правительство всё же установило небольшую плату за вход в отдельные аллеи, пользование крытыми мостами и лифтом на дно каньона.

Влияние промышленности и торговли

Большую силу водопада долго рассматривали как источник энергии. Первая попытка использовать энергию воды относится к 1759 году, когда Даниэл Джонкерс (Daniel Joncairs) построил маленький канал вверх по течению реки для подачи энергии для своей лесопилки. Аугустас и Питер Портер выкупили эту землю в 1805 году у правительства штата Нью-Йорк, и расширили первоначальный канал для получения гидроэнергии для мукомольной мельницы и кожевенного завода. В 1853 году Ниагарская гидроэнергетическая и добывающая компания (англ. Niagara Falls Hydraulic Power and Manufacturing Company) получила разрешение на строительство каналов для производства энергии. В 1881 году компания под управлением Джекоба Шёлькопфа (Jacob Schoellkopf) построила электростанцию, которая давала постоянный ток, достаточный для освещения обоих водопадов и близлежащего посёлка.

«Американский водопад» и Фата. С правой стороны Козий остров

Постоянная передача электричества стала возможной после изобретения Николой Теслой двухфазного генератора переменного тока (впоследствии двухфазная система была заменена на трёхфазную). В 1883 году Ниагарская энергетическая компания (англ. Niagara Falls Power Company), потомок фирмы Шёлькопфа, наняла инженера Джорджа Вестингауза для создания системы выработки переменного тока. К 1896 году, с финансовой помощью таких магнатов, как Джон Пирпонт Морган, Джон Астор IV и Вандербильты, были созданы гигантские подземные трубопроводы, подсоединённые к турбинам, которые могли вырабатывать энергию до 100 000 лошадиных сил (75 мегаватт). Этой энергии хватило для снабжения находящегося в 32 километрах города Буффало. Частные компании на канадской стороне также начали забирать воду для производства энергии, наняв для этого как свои, канадские, так и американские фирмы. Правительство провинции Онтарио, в конечном счёте, в 1906 году взяло передачу энергии под общественный контроль, доставляя её в разные уголки провинции. В настоящий момент от 50 % до 75 % всей проходящей через Ниагару воды отводится через четыре огромных туннеля, находящиеся намного выше по течению от самого водопада. Вода затем проходит через гидроэлектрические турбины, которые снабжают энергией близлежащие районы США и Канады, перед тем как вернуться обратно в реку уже ниже водопадов.

Наиболее мощными электростанциями на реке Ниагаре являются станции «Сэр Адам Бек 1» и «Сэр Адам Бек 2», находящиеся на канадской стороне, а также Ниагарская электростанция Роберта Мозеса и Насосная станция Льюистон (англ. Lewiston Pump Generating Plant) на американской стороне. Совокупная мощность составляет 4,4 гигаватта электроэнергии.

В августе 2005 года корпорация Ontario Power Generation, отвечающая за станции «Сэр Адам Бек 1» и «Сэр Адам Бек 2», объявила план постройки нового туннеля длиной в 10,4 км, который позволил бы ещё больше увеличить мощность по сравнению с нынешним соглашением. Проект предполагается закончить в 2013 году, после чего выработка этих станций должна увеличиться ещё на 182 мегаватта (4,2 %).

Корабли обходят водопад через Уэллендский канал, который в 1960-е годы был улучшен и вошёл в систему «Морской путь Святого Лаврентия», позволяющую кораблям из Атлантического океана попадать в Великие озёра. Из-за того что корабли пошли в обход близлежащего города Буффало, местные сталелитейные заводы, пекарни и другие предприятия, процветавшие до 1970-х годов благодаря близости источников энергии, были вынуждены закрыться или резко сократить свою деятельность. Экономика региона пришла в упадок.

Усилия по сохранению водопада

В 1885 году штат Нью-Йорк стал выкупать земли у хозяев, как земли Ниагарского природоохранного государственного парка (англ. Niagara Reservation State Park). В тот же год провинция Онтарио в Канаде также основала Парк Ниагарских водопадов королевы Виктории (англ. Queen Victoria Niagara Falls Park) для той же цели. Обе организации существенно ограничили строительство вокруг водопадов и реки Ниагары. Со стороны Канады за использованием земли по всей длине реки Ниагары — от озера Эри до озера Онтарио — следит Комиссия по Ниагарским паркам (англ. Niagara Parks Commission).

Из-за эрозии водопады постепенно отступали на юг со скоростью от 0,6 до 3,0 метров ежегодно. Поначалу этот процесс был замедлен увеличением оттока воды из реки Ниагары к гидроэлектростанциям в Соединённых Штатах и Канаде. 2 января 1929 года Канада и Соединённые Штаты достигли соглашения с целью остановить дальнейшую эрозию. В 1950 году эти две страны подписали «Ниагарское Водное Соглашение» (англ. Niagara River Water Diversion Treaty), предполагавшее дальнейшие усилия по оттоку воды. В дополнение к отводу части воды к электростанциям усилия по контролю эрозии включили подводные плотины, чтобы перенаправить наиболее разрушительные потоки, а также укрепление откосов на вершине водопада. Самая значительная работа была выполнена в 1969 году. В июне этого года река Ниагара была полностью пущена по другому руслу, и «Американский водопад» на несколько месяцев остался сухим. Это позволило создать временный каменный откос и земляную дамбу (отчётливо видимую на фотографии справа). Пока водопад «Подкова» принимал дополнительный объём воды, инженерный корпус армии США изучал русло реки и исправлял механические недочёты, которые в противном случае привели бы только к ускорению эрозии и дальнейшему отступлению водопада.

План по удалению нагромождения камней, образованного в 1954 году вследствие обвала, был пересмотрен вследствие дороговизны проекта, и в ноябре 1969 года временная дамба была уничтожена, что позволило вернуть поток воды в прежнее русло. И даже после этого остров Луна (англ. Luna Island) — маленький клочок земли между «Американским водопадом» и водопадом «Фата» — ещё долгие годы оставался закрытым для посещения из-за опасения, что он может обрушиться в любой момент.

Размывание горных пород под водопадом продолжается, и водопады медленно перемещаются вверх по течению. По оценкам специалистов, за последние 560 лет средняя скорость перемещения составляла 1—1,5 м в год. Строительство обводного канала и электростанции, а также искусственная насыпь камней под водопадом, привели к замедлению эрозии, однако и сейчас она оценивается примерно в 30 см в год, а при дополнительных мерах по укреплению может быть уменьшена в 10 раз. Дальнейшая скорость движения водопада также зависит и от природных факторов, таких как изменение климата. Выше по течению Ниагары имеются пороги, и в случае если водопад отступит до их высшей точки, то его высота увеличится ещё на 15 м, что в свою очередь усилит давление на дно и ускорит эрозию. Проблема отступления водопада была отражена в научно-популярном сериале «Жизнь после людей», согласно которому через 5000 лет Американский водопад и «Фата» пересохнут, а «Подкова» передвинется на север на 1,9 километра.

Усилия по сохранению были выполнены и за пределами собственно водопадов. Строительство нескольких высоких зданий (большинство из которых являлись гостиницами) на канадской стороне заставило поток воздуха изменить своё направление. Студенты из Гуэлфского университета, используя масштабные модели, продемонстрировали, что воздух проходит поверх новых гостиниц, закручивается с южной стороны зданий и опускается в реку ниже по течению, вызывая водовороты. В результате обзорные площадки на канадской стороне часто покрыты слоем тумана. Другим возможным объяснением тумана называется повышение температур из-за глобального потепления. В любом случае, решение проблемы не видится лёгким.

Ниагарские водопады, вид из Канады

В связи с возросшим железнодорожным движением в 1886 году каменно-деревянный мост Рёблинга был заменён мостом Лефферта Бака (Leffert Buck), сделанным в основном из металлических конструкций. Этот мост используется для железнодорожной переправы через реку. Первый металлический арочный мост возле водопада был построен в 1897 году. Известный как «Мост стремительных водоворотов» (англ. Whirlpool Rapids Bridge), он используется для автомобильного, железнодорожного и пешеходного движения между США и Канадой сразу за водопадами ниже по течению. В 1941 году комиссия по мостам закончила третью переправу в непосредственной близости от водопадов, построив Радужный мост (англ. Rainbow Bridge), используемый для автомобильного и пешеходного движения.

Популярность водопада среди туристов резко возросла после окончания Первой мировой войны в связи с распространением автомобильного движения. История водопада XX века связана прежде всего со строительством электростанций в непосредственной близости от водопада и расцветом строительства и развития территории, как на канадском, так и на американском берегу.

Водопады и трюки

9 июля 1960 года произошло событие, впоследствии названное «Ниагарским Чудом». Семилетний американский мальчик Роджер Вудвард (англ. Roger Woodward) случайно был унесён потоком воды и попал в водопад «Подкова», имея на себе только спасательный жилет, и остался жив и невредим, а его 17-летнюю сестру успели вытащить спасательным кругом в 6 метрах от обрыва на Козьем острове. Роджера вытащило прогулочное судно «Maid of the Mist», кинув ему спасательный круг.

2 июля 1984 года Карел Сусек (англ. Karel Soucek) из Гамильтона, Онтарио успешно прошёл водопад в бочке, отделавшись только небольшими ушибами. Он был оштрафован на 500 долларов за выполнение трюка без лицензии. Позднее он погиб после неудачного выполнения подобного трюка на стадионе в Хьюстоне.

В августе 1985 года 22-летний каскадёр Стив Троттер стал самым молодым человеком, прошедшим через водопад в бочке. Десять лет спустя Стив прошёл водопад снова и стал вторым человеком в истории, успешно повторившим этот трюк.

20 октября 2003 года Кирк Джонс (англ. Kirk Jones) стал первым человеком, прошедшим водопад без какого-либо снаряжения. Неизвестно, хотел ли он совершить самоубийство или просто упал с высоты 16-этажного дома. В результате он отделался только разбитыми рёбрами, ссадинами и ушибами.

Ни один человек не выжил после падения с «Американского водопада», поскольку его подножие покрыто огромными камнями, а поток относительно слабый и не может отбросить человека дальше от края.

В июне 2012 года известный акробат Ник Валленда прошёл по металлическому тросу непосредственно над Ниагарским водопадом из США в Канаду. Он преодолел 550 метров, потратив на это всего лишь 25 мин. Канадские власти отменили ради него действовавший 128 лет запрет на подобные трюки.

В январе 2015 года Уилл Гэдд совершил первое в истории восхождение по частично замёрзшему водопаду. Средняя температура воздуха в окрестностях водопада в январе составляет от 16 до 32 градусов по Фаренгейту (от −9 до 0 градусов по Цельсию), что не приводит к полному замерзанию водопада, но в сильные морозы на его краях возникают наледи. Для подъёма на водопад Гэдд использовал образовавшиеся ледяные выступы.

Водопад глазами современников

До середины XIX века

Ранние описания водопада, включая описания его первооткрывателей, полны мрачных, жутких тонов: визитёры поражались мощи силы природы, которую они не в состоянии были укротить. Эти повествования были вполне в духе времени и укладывались в возникший в XVIII веке жанр готической литературы. Таковы были записи Луи-Армана де Лаонтана и Пьера-Франсуа де Шарлевуа, увидевшими водопад в 1688 и 1720 годах соответственно. Страх перед увиденным нашёл отражение и в художественных произведениях. Например, поэт и орнитолог Александр Вильсон изображает водопад следующим образом: «Такая сцена ярости и грома, // Вдруг предстала нашему взору в своём ужасном величии; // Как будто завладела нашим даром речи, // Наполнила души ужасом и тревогой.».

Вместе с тем с конца XVIII столетия многие авторы пишут о водопаде как о «Возвышенном» (англ. Sublime). Под этим философским понятием, возникшем ещё в античности и заново сформулированном в работах западноевропейских мыслителей в эпоху Просвещения, понимали сочетание страшного, священного и величественного явления, созданного Богом. Катаракт стали характеризовать как слишком огромное и мощное явление природы, чтобы его можно было отнести к категории просто «красивого». Первым о возвышенности Ниагары написал Кревкёр, однако содержание его частной переписки долгое время оставалось неизвестной. Широкое распространение приобрели отчёты британского офицера Джона Эниса (John Enys) 1787 года, который не только писал о возвышенности водопада, но при этом ссылался на разъясняющий этот термин трактат Эдмунда Берка. В XIX веке «Возвышенное» определение Ниагарского водопада стало своего рода клише, которым пользовались не только люди творческих профессий, но также газетчики и коммерсанты. С развитием технологий слово потеряло свой изначальный смысл — стали говорить об «индустриальном возвышенном», «электрическом возвышенном» и т. д.

Среди посетителей Ниагары были многочисленные литераторы, художники и учёные. На заре своей карьеры в 1821 году на Ниагаре побывала Кэтрин Седжвик — писательница, представительница раннего романтизма. Стоя у подножия водопада на дне каньона, она пожаловалась на «невозможность выразить всю красоту и возвышенность представшей перед ней картины». Аналогичные чувства испытал поэт и автор баллад Томас Мур, признавшийся в письме своей матери, что для написания увиденного потребуется новый язык. «Нарастающая слава открывшейся мне сцены, — вспоминал Мур, — вскоре овладела всем моим разумом, представляя изо дня в день какую-то новую красоту или чудо, и, как все самое возвышенное в природе или искусстве, пробуждала печальные и возвышенные мысли». В первой половине XIX века своё восхищение красотой Ниагарского водопада выразили классики американской литературы Натаниэль Готорн, Гарриет Бичер-Стоу и Лидия Сигурни. Английский писатель Чарльз Диккенс посетил Ниагарский водопад дважды: в 1842 и 1867 годах. Неоднократно переиздавались и переведены на многие языки мира «Американские заметки» классика, в которых он делится своей первым путешествием в Новый Свет. Выйдя из вагона поезда возле Американского водопада в туманное и промозглое апрельское утро, автор кое-как на пароме перебрался на канадский берег, промокнув до костей и оглушённый от близкого шума. И лишь оказавшись на скале Table Rock, от ощутил «спокойствие, которым веет от этого грандиозного зрелища». «Умиротворённость духа, безмятежность, воспоминания об ушедших, возвышенные мысли о вечном покое и счастье — и никаких мрачных предчувствий или страха», — вспоминал Диккенс.

Джон Вандерлин стал первым американским художником, специализировавшимся на изображении Ниагарского водопада. В 1802—1804 годах он создал несколько пейзажей, некоторые из которых были довольно внушительными по размеру. В 1804 году Джон Трамбулл сделал несколько набросков, из которых позднее создал картину «Ниагарский водопад с высокого берега на Британской стороне» (англ. Niagara Falls from an Upper Bank on the British Side). С начала 1830-х годов в крупных городах США и Европы возникла мода на панорамные инсталляции катаракта. Наиболее известным представителем этого жанра, изобразившем водопад в разные времена года и в самых разных ракурсах, стал американец немецкого происхождения Годфри Франкенштейн (Godfrey Frankenstein). Шоу, в котором одни созданные им картины сменялись другими, пользовалось большой популярностью на нью-йоркском Бродвее с 1853 по 1857 год.

В мае 1857 года фурор произвела выставленная в художественной галерее Нью-Йорка картина Фредерика Чёрча «Ниагара»: только за первую неделю выставку посетили около 100 тыс. человек. Художник изобразил водопад с фотографической точностью, уделяя скрупулёзное внимание гидродинамике бурного потока — то, что ранее до него никто не делал. Новаторским оказалась и выбранная автором позиция: воображаемый участок суши чуть выше кромки падающей воды, который никогда не существовал в реальности. На картине отсутствуют культурные артефакты, за исключением едва заметной башни Terrapin на западной оконечности Козьего острова. Критики, как и публика, встретили произведение искусства с восторгом. После Нью-Йорка картина демонстрировалась в Англии, после чего была продана за рекордную по тем временам сумму: 12,5 тыс. долларов.

Вид с башни Скилон

Имя:*
E-Mail:
Комментарий: