» » Шушинская резня

19.12.2020

Шушинская резня — массовые убийства в марте 1920 года армянского населения города Шуша (Нагорный Карабах), в результате которых погибло, по разным оценкам, от 500 до 30 тыс. армянских жителей города, была сожжена и разрушена армянская часть города и изгнано всё армянское население.

Шуша в конце XIX — начале XX вв

В 1883 году население города Шуши, согласно Энциклопедическому словарю Брокгауза и Ефрона, составляло 25 656 человек (13 282 мужчин и 12 374 женщин), в том числе 56,5 % армян и 43,2 % татар; остальные — русские (3 %) и евреи.

К концу XIX века армянский район занимал около 65 % территории города и включал в себя 18 кварталов; армянская часть была нагорной, татарская — низменной. В армянской части располагались реальное училище, уездная семинария для девочек, театр, городская больница, а также присутственные места. В татарской — русско-татарская школа, ряд музыкальных школ, а также частные школы.

Город был затронут армяно-татарскими погромами 1905—1906 годов. В татарском секторе сгорело около 80 домов. К началу 1907 года население города резко уменьшилось. Потребовалось целое десятилетие, чтобы город в какой-то мере восстановился. Торговая часть армянского сектора была восстановлена, но многие армянские дома ещё долго лежали в руинах.

Как образно писал в своей книге «Чёрный сад» британский журналист Томас де Ваал:

Согласно российским статистическим данным 1916 года, в Шуше проживало 43 869 человек, из них 23 396 составляли армяне (53 %) и 19121 азербайджанцы (44 %).

Этнополитическая ситуация в Закавказье в начале XX века

Закавказье издавна являлось средоточием этнических конфликтов, которые особенно обострились в результате ослабления центральной российской власти, наличия в регионе значительного количества оружия и наложения в конце 1917 — начале 1918 гг. межнациональных противоречий на борьбу за власть между многообразными политическими силами, движениями, группировками, семейными кланами, в сочетании с соперничеством ведущих государств за геополитический контроль над регионом, выразившимся в иностранной вооружённой интервенции. В этих условиях борьба за политическую власть в 1918—1920 гг. вылилась в череду кровавых межэтнических столкновений — в Южной Осетии, Карабахе, Зангезуре, Баку — сопровождавшихся национальной резнёй и приводивших к ответному этническому насилию.

1918 год

Первая попытка создания объединённой многонациональной Закавказской федерации провалилась в мае 1918 г. из-за радикальных противоречий интересов национальных элит и под воздействием внешних сил — Германии и Турции. 28 мая были провозглашены самостоятельные Азербайджан и Армения, при этом в состав Азербайджанской Республики, провозглашённой на территории бывших Бакинской и Елизаветпольской губерний Российской империи, вошли районы со смешанным армяно-мусульманским населением (Карабах, Зангезур). В установлении контроля над Карабахом в сентябре — октябре 1918 г. приняли участие турецкие оккупационные войска, участвовавшие в боевых действиях совместно с вооружёнными формированиями, подконтрольными АДР.

За месяц до провозглашения АДР в Баку пришёл к власти Совет народных комиссаров, признавший власть СНК РСФСР и опиравшийся на советские войска и вооружённые отряды армянской партии «Дашнакцутюн», которые устроили в конце марта — начале апреля резню среди мусульманского населения города.

Враждебность местного мусульманского населения по отношению к вооружённым формированиям Бакинского СНК, в основном состоявшим из этнических армян, во многом способствовала успеху наступления объединённых турецко-азербайджанских войск на Баку. Взятие Баку в середине сентября 1918 г. привело к новой волне массовых убийств и грабежей — на этот раз среди мирных жителей — армян.

Согласно докладу министра внутренних дел правительству АДР, в Зангезуре, где обосновался вооружённый армянский отряд под командованием генерала Андраника, происходили многочисленные нападения армян на мусульманские деревни, массовые грабежи и убийства.

1919 год

15 января 1919 года правительством АДР было учреждено Карабахское генерал-губернаторство, и британское военное командование утвердило назначение Хосров-бека Султанова генерал-губернатором Карабаха и Зангезура, объявив, что окончательное решение о статусе региона будет принято на Парижской мирной конференции.

В ответ на назначение Султанова национальные съезды армян Карабаха, регулярно созывавшиеся в Шуше, дважды — 19 февраля и 23 апреля 1919 года — объявляли Карабах «неотъемлемой частью Армении» и заявляли об отказе сотрудничать с генерал-губернатором, назначенным властями АДР..

4 — 5 июня 1919 года в Шуше и её окрестностях произошли вооружённые столкновения между армянами, курдами и азербайджанцами. Курдскими и азербайджанскими кочевниками под предводительством брата генерал-губернатора Султанова было вырезано армянское селение Гайбаллу (Кайбаликенд). Жители других армянских селений, подвергшихся нападению, соорганизовались и дали отпор. По данным представителя британской военной миссии, из 700 жителей селения Кайбаликенд в живых осталось лишь 11 мужчин и 87 женщин и детей. После этих событий Хосров-бек Султанов установил блокаду армянской части г. Шуши.

12 августа 1919 года в качестве давления на армянские власти Карабаха Султанов приказал перекрыть тракт Шуша-Евлах и все ведущие в Нагорный Карабах дороги, навёл пушки на армянскую часть города и ультимативно потребовал в течение 48 часов признать власть Азербайджана. Учитывая то, что английский гарнизон, готовясь к предстоящей эвакуации из Азербайджана, был выведен из Шуши, армяне оказались в безвыходном положении и 22 августа заключили соглашение, по которому Нагорный Карабах объявил, что считает себя «временно в пределах Азербайджанской Республики» (до окончательного решения вопроса на Парижской мирной конференции). За это карабахским армянам было сохранено самоуправление, Азербайджан обязался содержать гарнизоны в Шуше и Ханкенди только по штатам мирного времени и не вводить войска в Нагорный Карабах иначе как с согласия Армянского национального совета (правительства) Карабаха; разоружение населения прекращалось до решения Парижской мирной конференции.

Почти всю осень, с сентября по ноябрь, азербайджанские войска вели боевые действия в соседнем Зангезуре, тщетно пытаясь установить над ним контроль. 23 ноября 1919 года в Тифлисе между Азербайджаном и Арменией было заключено соглашение, согласно которому стороны обязались прекратить все происходящие между ними вооружённые столкновения, открыть дороги, ведущие в Зангезур, и решить все спорные вопросы, включая вопрос о границах, мирным путём. По соглашению, Армения взяла на себя обязательства вывести свои войска из Зангезура.

Начало 1920 года

Как указывает американский историк Ричард Ованнисян, заключённое в августе 1919 г. соглашение строго ограничило азербайджанское административное и военное присутствие в регионе и установило внутреннюю автономию Нагорного Карабаха.

С самого начала 1920 года, однако, генерал-губернатор Хосров-бек Султанов в нарушение условий соглашения предпринял шаги по ужесточению блокады Карабаха — была увеличена численность азербайджанских вооружённых формирований в стратегически важных пунктах и организовано вооружение местного населения.

Этим действиям сопутствовали обвинения соседней Армении в подготовке нападения на Нагорный Карабах и заявления о необходимости ввода дополнительных войск в Варанду и Зангелан, чтобы предотвратить со стороны опасность Зангезура.

19 февраля Султанов категорически потребовал от Армянского национального совета Карабаха немедленно решить вопрос вхождения Карабаха в Азербайджан. Азербайджан приступил к концентрации вокруг Нагорного Карабаха своих войск и нерегулярных вооружённых отрядов. В Шушу в качестве военного советника прибыл турецкий генерал Халил-паша.

28 февраля — 4 марта 1920 года состоялся Восьмой съезд армян Карабаха, который отверг требование Султанова об «окончательном вхождении в Азербайджан». Съезд обвинил Султанова в многочисленных нарушениях мирного соглашения, вводе войск в Карабах без разрешения Национального совета и организации убийств армян, в частности массовых убийств, совершённых 22 февраля на тракте Шуша — Евлах, в Ханкенди и Аскеране, где, как говорилось в резолюции Съезда, было истреблено несколько сотен армян. В соответствии с решением съезда, дипломатические и военные представители союзных государств Антанты, три закавказские республики и временный генерал-губернатор Карабаха извещались о том, что армянe для защиты обратятся к «соответствующим средствам».

8 марта Армения направила ноту Азербайджану, обвинив его в том, что азербайджанскими частями в Ханкендах и Агдаме бесчеловечно было перебито до 400 лиц мирного армянского населения. 16 марта министром иностранных дел АДР Фатали Ханом Хойским была направлена ответная нота министру иностранных дел Армении, в которой отвергались эти обвинения и заявлялось, что в результате «незначительных эксцессов» было убито 7 армян.

В середине марта Азербайджан, после предъявленного ультиматума, приступил к разоружению армян Карабаха; одновременно азербайджанские силы вторглись в Зангезур.

События 22—26 марта 1920 года

Нарушение азербайджанской стороной условий августовского соглашения, по мнению Ричарда Ованнисяна, в конечном итоге и привело в конце марта 1920 года к неудачной попытке вооружённого восстания.

По данным министра внутренних дел АДР М. Векилова к 22 марта число вооружённых армян было доведено до 400 человек.

В ночь с 22 на 23 марта, во время празднования Новруза, армянские вооружённые отряды напали на азербайджанские гарнизоны в Шуше, Аскеране и Ханкенди, пытаясь застать азербайджанцев врасплох. По плану, предполагалось нанести одновременный удар в трёх стратегических пунктах. Как пишет Ованнисян, в Шуше должны были действовать отряд местной армянской милиции из 100 человек во главе с Нерсесом Азбекяном, который должен был разоружить азербайджанский гарнизон в армянском квартале, и отряд милиции из Варанды, прибывший в город вечером 22 марта, якобы для того, чтобы получить жалованье и поздравить губернатора Султанова с праздником. Однако план сорвался: варандинцы слишком долго медлили и под утро сумели арестовать лишь нескольких расквартированных азербайджанских офицеров, тогда как сотня Азбекяна, не сумев установить связь с варандинцами, начала обстреливать Шушинскую крепость издалека, что позволило азербайджанцам организовать отпор.

Генерал-губернатор Хосров-бека Султанов сообщал министру внутренних дел, что 23 марта армяне ночью начали нападения в Шуше из Шушикенда.

Неразбериха продолжалась до самого утра, когда гарнизон, получивший известие о провале армянского нападения на Ханкенды, нанёс ответный удар, а затем, при участии местных жителей-азербайджанцев, устроил резню в армянских кварталах, что привело к массовой гибели и изгнанию всего армянского населения, застигнутого врасплох, и уничтожению армянских кварталов в результате вспыхнувшего пожара. Нескольким тысячам жителей удалось, воспользовавшись густым туманом, бежать из города по Каринтакской дороге в сторону Варанды. Среди жертв был и армянский епископ Ваган, повешенный азербайджанцами, и начальник городской полиции Аветис Тер-Гукасян, сожжённый заживо.

Шушинская резня в описаниях участников и очевидцев

Описание событий со слов Новрузова

По рассказу участника событий с азербайджанской стороны Мешади Абушбека Новрузова, 22 марта влиятельные представители армянской общины во главе с городским головой Герасимом Мелик-Шахназаровым выступили на праздничном собрании, где заявили о необходимости мирного сосуществования двух народов.

Днём 22 марта женщинами-армянками были зарезаны несколько офицеров. Hаходившийся в казармах гарнизон численностью около 200 человек был окружён армянскими отрядами. Hочью по мусульманской части Шуши был открыт оружейный огонь. Азербайджанцы открыли ответный огонь по армянской части города. Утром азербайджанцы перешли в наступление. Hачалось паническое бегство армянского населения. Большинство армян бежало в близлежащие сёла, а остальные были взяты в плен или убиты.

Заметив пламя горящих домов, дашнаки напали на военный госпиталь азербайджанской армии в Ханкенди и перебили находившихся в нём больных солдат. По распоряжению губернатора Султанова, все пленные были размещены под охраной солдат по отдельным домам, а влиятельные лица из армян, в том числе и епископ, были размещены в Шушинской тюрьме, в целях их личной безопасности. Однако разгневанные убийством своих офицеров солдаты гарнизона, нарушив приказание губернатора, ворвались в тюрьму и убили находившихся там армян.

Рассказ Мелик-Шахназаряна и Сурена

По рассказу участника с армянской стороны Зарэ Мелик-Шахназаряна, 23 марта рано утром началась стрельбa по всей границе двух частей города — армянской и татарской. Татары начали поджигать дома. Под прикрытием огня «турки» продвигались вглубь армянской части Шуши грабя дома армян. Оборона армян была неорганизованная.

Мужчины и прикрываемые ими беженцы уходили из Шуши по каринтакской дороге. B 4:30 утра 24 марта армянские милиционеры получили приказ отступать далее и окончательно оставили Шушу.

Характеристика мартовских событий

Установление власти над Нагорным Карабахом и последовавшие за этим этнические чистки, повлёкшие разрушение армянской части Шуши, гибель и бегство её жителей, упоминают в своих работах, посвящённых проблемам этнических конфликтов на территории Закавказья и Европы, исследователи Майкл Круассан (Michael P. Croissant), Тим Потье (Tim Potier), Бенджамин Либерман (Benjamin Lieberman), российский исследователь Андрей Зубов.

Майкл Круассан указывает на массированное сосредоточение азербайджанских вооружённых сил в Нагорном Карабахе в конце марта 1920 г., имевшее целью подавление армянского восстания и приведшее к разрушению Шуши как оплота армянских сил.

Бенджамин Либерман говорил о подавлении азербайджанцами армянского восстания в Шуше и уничтожении значительной части армянского города.

Томас де Ваал пишет, что армянскую и азербайджанскую общины Шуши связывали торговля и российская власть. После того же, как русские ушли, «азербайджанские войска смели верхнюю, армянскую часть города».

Оценки масштабов трагедии

По данным исследователя Первой Республики Армения Ричарда Ованнисяна, в результате этих событий погибло 500 армян и было сожжено 2 тыс. домов. Как отмечает Ованнисян, существует множество первичных источников, описывающих разрушения в Шуше.

Тим Потье в своей работе, ссылаясь на третье издание БСЭ 1970 г., выпущенное лондонским издательством Collier Macmillan, указывает, что во время событий погибло 2096 жителей города.

Шуша после трагедии

Серго Орджоникидзе, возглавлявший с апреля 1920 г. Кавказское бюро ЦК РКП (6) и активно участвовавший в установлении советской власти в Азербайджане, отмечал в 1936 г.: «Я с ужасом вспоминаю и сегодня ту картину, которую мы увидели в Шуше в мае 1920 года. Красивейший армянский город был разрушен, разгромлен до основания, а в колодцах мы увидели трупы женщин и детей».

В 1927 году Мариэтта Шагинян писала в своих воспоминаниях следующее:

«... я увидела остов Шуши. Здесь в течение трех дней в марте 1920 года было разрушено и сожжено 7000 домов и вырезано - цифры называют разные... одни говорят - три-четыре тысячи армян, другие - свыше двенадцати тысяч. Факт тот, что из тридцати пяти тысяч армян не осталось в Шуше ни одного».

Pусский поэт Осип Мандельштам, побывавший в Шуше в 1931 году, написал стихотворение («Фаэтонщик»), посвящённое Шушинской трагедии:

Так в Нагорном Карабахе,
В хищном городе Шуше,
Я изведал эти страхи
Соприродные душе…

Его жена Надежда Мандельштам вспоминала улицы разорённого города

Мартовские события явились серьёзным ударом для Шуши. Численность её населения упала в несколько раз — с 67 тыс. до 9 тыс. (в 1932 г., даже 5597 чел.) и с тех пор так и не поднималась выше 17 тыс. в 1989 г. Шуша потеряла своё былое значение; столицей Нагорно-Карабахской автономной области был объявлен Степанакерт, а Шуша стала районным центром.

Журналист Томас де Ваал в книге «Чёрный сад» пишет, что в 1961 году коммунистическое руководство Баку приняло решение о сносе руин, хотя многие старые здания ещё можно было восстановить.


Имя:*
E-Mail:
Комментарий: