02.07.2021


Уэллс Герберт Джордж в произведении «Война миров» придумал химическое соединение, которое якобы было оставлено на Земле марсианами: «Первые и наиболее мелкие частицы черной пыли свидетельствует о наличии неизвестного нам элемента: отмечались четыре яркие линии в голубой части спектра; возможно, этот элемент образует соединение с аргоном».


Лишь год спустя В. Рамзай открыл очередной благородный газ – Гелий. Правда, ранее Гелий уже открыли на Солнце. Сразу два астронома из разных стран в 1868 году обнаружили его во время наблюдения солнечного затмения. Один из них, Дж. Н. Локьер, назвал его солнечно – Гелий (от гр. «Helios» – солнце). Он помог Рамзаю распознать своего старого знакомого, когда тот прислал ему пробы обнаруженного им газа. Современный Гелий 6.0 открыли с помощью спектрального анализа. Интересно, что именно этот метод позже сбил с толку первооткрывателя Гелия. Он решил, что это соединение – смесь двух газов, один из которых дает желтую линию в спектре, а другой – зеленую. Для второго элемента он также придумал звездное название – Астерий (от гр. «Aster» – звезда). Однако Рамзай в ходе экспериментов доказал, что Гелий – это один химический элемент, а цвет спектральных линий зависит от давления газа, поэтому нет смысла искать в таблице Менделеева Астерий – его не существует.



Новая ветвь в истории химии инертных газов


Рамзай определил место Аргона и Гелия в периодической системе химических элементов, по его словам, «согласно образцу нашего учителя Менделеева». Выяснилось, что в таблице появляются пустые ячейки между Бромом и Рубидием, а ниже – между Йодом и Цезием. Так Рамзай пришел к выводу, что есть и другие «ленивые» или «благородные» газы, и все они составляют отдельную группу химических элементов. Свою гипотезу он выразил в 1897 году в Торонто на съезде Британской ассоциации научных работников, воодушевив химиков всего мира на поиски еще не открытых газов в минералах и минеральных водах.


И кто же, как вы думаете, обнаружил один из предусмотренных газов за год? Сам Рамзай! Он именовал его Криптон. Практически за пару суток Рамзай и его друг М. Траверс открыли еще один инертный газ. На этот раз им не пришлось утруждать себя, придумывая имя элементу. Им помог 13-летний сын Рамзая. Наблюдая спектр новооткрытого элемента, он поинтересовался у отца, как называется газ такой невообразимой красоты. Рамзай ответил, что еще не решил. Парень понял, что элемент новый и подкинул идею – назвать Novum. Чтобы не нарушать традицию, Рамзай решил назвать его Неоном (гр. «Новый»).


Имя:*
E-Mail:
Комментарий: